Главврач Анатолий Махсон ушел со своего поста; в больнице проводится проверка

 

Департамент здравоохранения Москвы начал проверку 62-й городской больницы, которая считается лучшим онкологическим учреждением в России. Проверка идет на фоне конфликта главного врача Анатолия Махсона и вице-мэра Москвы по социальной сфере Леонида Печатникова. Департамент перевел больницу из автономного учреждения в бюджетное, что, по словам Махсона, приведет к дефициту лекарств: больница просто не сможет закупать нужные ей объемы. Печатников утверждает, что обеспечение больницы препаратами не пострадает. Трудовой договор Махсона завершился и продлен не будет. «Медуза» рассказывает, как развивался конфликт вокруг 62-й больницы.

Онкологическая московская больница № 62 — одна из лучших в стране. Она работает как онкологический стационар с 1959 года.По словам главного врача Анатолия Махсона, в 2016 году пациентами стационаров больницы стали более 20 тысяч человек, а врачи провели около 6,5 тысяч операций; смертность не превышает 0,7 процента.Онколог и гематолог, сотрудник «Европейского медицинского центра» Михаил Ласков в разговоре с «Медузой» отметил, что главное достоинство 62-й — ее кадровый состав. «Отдельные грамотные специалисты есть и в других учреждениях, но в 62-й собрана фантастическая для России команда, высококвалифицированные врачи, которые всегда в курсе последних новостей, новейших разработок. В больнице всегда рационально распределяли ресурсы, например, не закупали что-нибудь безумно дорогое, но непонятно, для чего нужное. Но при этом методично собирали этот сложный пазл: когда все отдельные службы — диагностика, химиотерапия, хирургия и другие — очень качественно и слаженно работают», — говорит Ласков.

8 ноября правительство Москвы распорядилось изменить тип 62-й больницы — из автономного учреждения в бюджетное. Главврач больницы Анатолий Махсон заявил, что в результате этой реформы больница не сможет закупать лекарства в нужном объеме. Изменение типа учреждения повлечет изменение механизма закупок лекарств: будучи автономной, больница вела тендеры по федеральному закону № 223-ФЗ, который позволял напрямую договариваться с поставщиками. Бюджетные медучреждения работают по закону № 44-ФЗ — закупки происходят централизовано через департамент здравоохранения Москвы, куда каждая больница подает заявку. По словам Махсона, цены на те же препараты при закупках через закон № 44-ФЗ выше в несколько раз. Кроме того, закон позволяет «завышать цену во много раз», в итоге, как считает главврач, появляется «возможность осуществления картельного сговора».

«Например, осенью 2014 года департамент [здравоохранения Москвы] купил 7500 флаконов препарата „Иринотекан“ на 3,8 миллиона рублей, то есть по 518 рублей за флакон. А осенью 2015 года — по цене 5 844 рубля за флакон. А в 2016 году мы самостоятельно приобрели [препарат] по цене 1 213 рублей за флакон», — приводил пример Анатолий Махсон.

Реформу в 62-й больнице раскритиковали пациенты и их родственники. Ее обсуждение началось в ноябре после постав ЖЖ кулинара и писателя Сталика Ханкишиева. Он сначала рассказал, как врачи 62-й больницы спасли от рака его беременную дочь, а потом сообщил, что учреждение «не то чтобы закрывают — оптимизируют». «И вот такое надо оптимизировать? Убивать, гробить? Неужели эти люди не понимают, что разрушать такую больницу равноценно строительству газовой камеры?!» — написал Ханкишиев. Текст набрал 26 тысяч репостов в фейсбуке.

Вице-мэр Москвы по социальным вопросам Леонид Печатников обвинил больницу в том, что она закупала лекарства с истекающим сроком годности, за счет чего и экономила. Правда, Печатников отметил, что сам согласовал такой подход и добился его одобрения у мэра Сергея Собянина. Рост же цен препаратов, купленных по закону № 44-ФЗ, он объяснил «директивным письмом из Министерства экономики», которое обязывало устанавливать в качестве начальной (максимальной) стоимости торгов не минимальную по рынку, а максимальную. Впоследствии «письмо было дезавуировано», и теперь департамент, по словам Печатникова, вернулся к прежней схеме проведения тендеров, которая позволяет экономить.

Махсон назвал заявления Печатникова «странными» и отметил, что добиваться низкой стоимости ему удавалось и для лекарств с нормальным сроком годности, а препараты с истекшим сроком в принципе не могли храниться в больнице. Он также добавил, что письмо из Минэконоразвития является рекомендательным (это подтверждается текстом самого письма).

С 23 ноября 2016 года Анатолий Махсон ушел на больничный; его трудовой договор истек 2 декабря. Он рассказал, что больница испытывала трудности еще с 2015 года, когда больница перестала финансировалаться напрямую из городского бюджета. Из-за этого тарифы ОМС не покрывали реальную стоимость лечения онкозаболеваний; больница покрывала дефицит бюджета из собственных средств. По словам Махсона, он уже говорил Леониду Печатникову об уходе и попросил назначить его преемником «человека из 62-й больницы», но получил отказ. «Я не буду главным врачом бюджетного учреждения, весь этот шум только для сохранения больницы и назначения „нашего“ главврача из числа сотрудников больницы», — пояснил Махсон 13 декабря изданию Vademecum.

14 декабря в 62-й больнице началась проверка департамента здравоохранения Москвы. В состав комиссии вошли 16 человек, трое из которых являются заместителями главы департамента здравоохранения Москвы. Махсон заявил, что это уже 16-я проверка больницы в 2016 году и 34-я за последние два года. Ни одна комиссия, по словам главврача, нарушений не выявила.

Евгений Берг

Источник: meduza.io

Добавить комментарий