Разгоревшийся в декабре конфликт между бывшим главным врачом Московской городской онкологической больницы (МГОБ) №62 Анатолием Махсоном и вице-мэром Москвы по социальным вопросам Леонидом Печатниковым быстро перешел в фазу обсуждения закупочных цен на онкопрепараты. Печатников настаивает, что централизованные закупки дорогостоящих лекарств эффективнее и экономичнее; Махсон, в свою очередь, говорит, что благодаря автономии больница покупала препараты намного дешевле. Кому действительно удалось потратить меньше средств на лекарства в 2016 году и кто поставлял эти препараты в медицинские учреждения столицы, выяснил Vademecum.

Vademecum и аналитический партнер издания Headway Company решили сравнить закупки обоих заказчиков в линейке профильных препаратов, наиболее востребованных на рынке госзаказа. Мы составили ТОП25 онкопрепаратов по сумме госконтрактов по всей стране в 2016 году. Отбор происходил на основе данных классификатора ATC (коды L01-L02), в который включены все основные типы препаратов.

Из 25 самых популярных в России препаратов, предназначенных для терапии злокачественных новообразований, только 10 закупались и Департаментом здравоохранения, и МГОБ№ 62 в 2016 году. В выборку попали только те закупки, где совпадала не только дозировка, но и (где было возможно определить) торговое наименование. Всего было проанализировано 13 позиций. Некоторые позиции удалось проанализировать лишь по одному-двум тендерам от заказчика. Получилось, что сравнению подлежит около 20% общего объема тематических закупок ДЗМ и менее половины – 62-й больницы.

Сравнительный анализ проводился по конечной цене поставки медикаментов в соответствии с товарными накладными или стоимостью, зафиксированной в государственном контракте. Если контракт не был опубликован (что часто происходит при закупках по 223-ФЗ, в соответствии с которым вела госзакупки МГОБ №62), расчет проводился на основе данных технического задания, в котором были указаны бренды и дозировки препаратов.

Как в 2016 году различались цены* закупок
Департамента здравоохранения Москвы и МГОБ №62  

МНН Бренд Дозировка Средняя цена за единицу товара, рублей Разница
в средней стоимости
контрактов МГОБ №62 и ДЗМ, %
ДЗМ МГОБ №62
 трастузумаб Гертикад 440 мг 41469,7 49740,1 20
доцетаксел Новотакс 20 мг 6514,3 2168,0 -67
Новотакс 80 мг 25308,5 7500,0 -70
паклитаксел Таксакад 6 мг/мл
16.7 мл (100 мг)
5790,6 1200,0 -79
  бевацизумаб Авегра 25 мг/мл
16 мл
18268,1 13504,2 -26
ритуксимаб Ацеллбия 10 мг/мл
10 мл (100 мг)
24958,5 21473,0 -14
Ацеллбия 10 мг/мл
50 мл (500 мг)
42877,1 51681,1 21
цетуксимаб Эрбитукс 5 мг/мл
20 мл
17770,1 18182,7 2
гемцитабин Гемцитар   1 000 мг 2778,4 630,0 -77
Гемцитар 200 мг 471,7 217,0 -54
  панитумумаб Вектибикс 20 мг/мл
2 мл
46188,0 39985,0 -13
иринотекан Все ТН 20 мг/мл
5 мл
4744,6 1218,0 -74
  карбоплатин Карбоплатин 10 мг/мл
15 мл
(150 мг)
783,9 558,7 -29


Подробнее: http://www.vademec.ru/article/kto_postavlyal_onkopreparaty_v_62-yu_bolnitsu_i_dzm_/

*сравнивались топовые онкопрепараты по лотам с одинаковыми условиями
Источники: Headway Company, Аналитический центр Vademecum

Таким образом, МГОБ №62 удалось добиться более низкой закупочной цены по  10 из 13 позиций, и это несмотря на то, что объемы закупок медучреждения в десятки и даже сотни раз меньше, чем у ДЗМ. В разных случаях 62-я больница приобретала онкопрепараты на 13–79% дешевле.

Особые условия

Наибольший «дисконт» по сравнению с ДЗМ 62-я больница получила при покупке препаратов, произведенных российской компанией «Биокад». В этом случае МГОБ №62 делала закупки напрямую у производителя, а ДЗМ те же позиции по более высоким ценам поставляли дистрибьюторы.

Так, например, в июле ДЗМ закупил у ООО «ФК Продвижение» бевацизумаб (Авегра от «Биокада», зарегистрированный в конце 2015 года и применяемый, в частности, для терапии колоректального рака), по цене 42 тысячи рублей за упаковку. Месяцем раньше 62-я больница напрямую у ЗАО «Биокад» приобрела аналогичное лекарство по 13,5 тысячи рублей за упаковку.

В феврале ДЗМ приобрел доцетаксел в разных дозировках (и от разных производителей), применяемый, в частности, для лечения рака молочной железы, у АО «Фармрива». Среди них был и Новотакс от «Биокада» по цене 25 тысяч рублей за упаковку. Месяц спустя месяц 62-я больница закупила тот же Новотакс у производителя по 7,5 тысячи рублей за упаковку.

Прямые закупки у «Биокада» помогли 62-й больнице сэкономить и на препарате Таксакад (паклитаксел), применяемом при раке яичников, раке молочной железы и других заболеваниях. Больница тогда получила лекарство по цене примерно 1,2 тысячи рублей за упаковку. ДЗМ купил Таксакад у ООО «САВ-Фарм» в пять раз дороже.

МГОБ №62 удавалось получить неплохую цену и на препараты от других производителей. Например, Вектибикс (панитумумаб) от американской Amgen ДЗМ закупал на 15% дороже, чем 62-я больница.

Больница покупала и более дешевый иринотекан (Кампто ЦС от Pfizer, Иритен от «ЛЭНС-Фарм» и другие) – в среднем по 1,2 тысячи рублей за упаковку против 4,7 тысячи рублей в поставке для ДЗМ.

Лишь у двух вариантов дозировок трастузумаба (применяется при лечении рака молочной железы) и ритуксимаба (препарат для лечения неходжкинских лимфом) контрактная цена для 62-й больницы оказалась существенно – на 20% – выше, чем в закупках ДЗМ. Анатолий Махсон признает, что на этих тендерах больнице не удалось выторговать более выгодные условия: «Это нормально, что при централизованных закупках цена выходит на 15–20% ниже. Ненормально, что во многих случаях происходит наоборот».

В компании «Биокад» стоимость поставок для 62-й больницы и ДЗМ комментировать не стали.

Подарки по 223-ФЗ

Разница в цене может объясняться отличиями 44-ФЗ, по которому проводит торги департамент, и 223-ФЗ, по которому производила закупки 62-я больница. «По нему [223-ФЗ. – Vademecum] работали многие – и ГУПы, и автономные учреждения, и акционерные общества с государственным участием, чтобы договариваться с единственным поставщиком. Когда я говорю слово «договариваться», я не говорю, что в этом есть что-то криминальное. В случае с Анатолием Нахимовичем никакого криминала не было – он договаривался ради больных. И это абсолютно не вызывает у меня никаких сомнений, – говорил Печатников на городской клинико-анатомической конференции 7 декабря. –  Он [Анатолий Махсон. – Vademecum] методом котировок просил компании представить лекарства с истекающим сроком годности, они ему их продавали, а иногда и просто дарили. То, на что ни департамент, ни никто из вас, находящихся в бюджете, права не имеете – вы работаете в рамках ФЗ-44, по нему вы должны ставить условие не менее 80% остаточного срока годности».

Махсон, правда, этот аргумент оппонента позднее опровергал: «Не соответствует действительности утверждение, что 44-ФЗ обязывает ставить остаточный срок годности 80%, такой нормы в законе нет. В 2016 году в технических заданиях ДЗМ на торги по лекарствам зачастую стоит остаточный срок годности 12 или 18 месяцев. При том что срок годности лекарств, как правило, два или три года. Поэтому 12 месяцев никак не соответствуют 80% остаточного срока годности, а только 50% или даже меньше».

В «Биокаде» о нормативном поле рынка госзаказа имеют особое мнение. «Сам по себе 223-ФЗ – это абсолютнейшее зло. По сравнению с 44-ФЗ это очень коррупционноемкий закон, в частности потому, что он позволяет закупать препараты по торговым наименованиям [а не по МНН, как в 44-ФЗ. – Vademecum]. Если все будут закупать по 223-ФЗ, бюджет закончится через квартал, больные будут без лечения уже через пару месяцев», – уверен вице-президент по маркетингу и продажам «Биокада» Олег Павловский.

Есть и другая версия, объясняющая экономность закупщиков МГОБ №62, – препараты клинике якобы просто дарили. В таком ключе Леонид Печатников ответил и на тематический запрос депутата Госдумы Рафаэля Марданшина: ссылаясь на неназванного производителя, вице-мэр определяет поставки в 62-ю больницу по низким ценам как «благотворительность» (запрос и ответ на него имеются в распоряжении Vademecum).

<

«Я никогда не слышал, чтобы делали благотворительные поставки через тендеры. Речь может идти о чистом дарении: когда есть остатки товара, производитель в целях повышения лояльности к бренду и просто из благих намерений осуществляет пожертвование в адрес ЛПУ, – удивляется гендиректор дистрибьюторской компании  «Ланцет» Дмитрий Ситников. – Теоретически, конечно, 62-я могла закупать препараты с более коротким сроком годности, если в больнице понимали, что они смогут использовать весь объем закупки. Объем потребления у них гораздо ниже, чем у департамента, что позволяет проводить закупки чаще и с более низкой ценой».

В то же время в «Биокаде» посоветовали сравнивать цены закупок ДЗМ не только с самыми низкими на рынке. «Департамент здравоохранения Москвы закупает препараты по ценам ниже, чем в среднем по стране: они экономят очень большие деньги, мы это видим по аукционам, в которых наши препараты участвуют», – заявил Vademecum Павловский.

Благотворительность наоборот

Если в числе ключевых партнеров 62-й больницы явно выделяется «Биокад», то у ДЗМ есть другие постоянные поставщики. Помимо всем известных («Фармстандарт», «Р-Фарм», «Биокад», «Фармстор» и «Медипал-Онко») в лидеры профильного госзаказа от структур ДЗМ выбилась компания ООО «ФК Продвижение», выигравшая, например, в июле контракт на сумму 298 млн рублей на поставку по 66,2 тысячи рублей за упаковку препарата Гертикад. Его же, но месяцем раньше и по 47 тысяч рублей за упаковку поставляло департаменту ООО «САВ-Фарм». Производитель Гертикада – «Биокад» – в конце года сделал аналогичную поставку по цене 34,7 тысячи рублей за упаковку.

Всего ООО «ФК Продвижение» заключило с ДЗМ в 2016 году договоры на поставку онкопрепаратов на общую сумму 620,1 млн рублей и заняло шестое место среди партнеров ДЗМ в этом сегменте госзакупок, подсчитали в Headway Company. Для сравнения, «Медипал-Онко» отгрузила ДЗМ профильной номенклатуры на 757 млн рублей, ООО «Биокад-Фарм» – на 852 млн рублей.

В целом «ФК Продвижение» заключило со структурами ДЗМ контракты на сумму 1,3 млрд рублей, с другими госзаказчиками не сотрудничало. Компания участвовала в 18 тендерах, победила в 15 конкурсах, в 12 из которых была единственным участником. Департамент здравоохранения Москвы на запрос редакции ответил, что тендеры, в которых приняло участие только ООО «ФК Продвижение», не содержали никаких уникальных условий, а цена контрактов, как и всегда, определялась в ходе торгов.

Внезапному успеху «ФК Продвижения» на рынке госзакупок позавидует любой поставщик. Компания была зарегистрирована в 2015 году, а на свой первый тендер вышла летом 2016 года. «У нас большие стратегические планы», – сообщил корреспонденту Vademecum гендиректор предприятия Сергей Кузнецов, пообещав рассказать подробности в 2017 году. Он добавил, что акционер компании инвестирует в новый рынок заработанный в прошлом капитал. Собственник компании Сергей Чушкин, по данным СПАРК-Интерфакс, не новичок на рынке поставок ДЗМ. До апреля 2014 года он владел ООО «Агат», поставившим департаменту рацион питания для льготников на сумму 5,8 млрд рублей, – правда, уже после выхода Чушкина из капитала компании. До конца 2015 года Сергей Чушкин владел ООО «Совента», поставившим в 2014 и 2015 годах департаменту и московским больницам медизделия на сумму 1,27 млрд рублей. Эта компания прекратила существование в конце 2015 года, присоединившись к АО «Тагор», продавшему в 2015-2016 годах ДЗМ и столичным больницам медизделий на общую сумму 7,4 млрд рублей. Гендиректор АО «Тагор» Екатерина Фомина сообщила корреспонденту Vademecum, что ее компания не имеет никакого отношения к ООО «ФК Продвижение», не ответив на вопрос о Сергее Чушкине. Сергей Кузнецов из «ФК Продвижения» подтвердил, что Чушкин вышел из капитала связанных с «Тагором» компаний и сейчас развивает собственный отдельный бизнес.

Вместе с ООО «Совента», в тот же день, АО «Тагор» провело еще одно слияние – с ЗАО «Джи Эл Эн-Инвест», как минимум с 2011 года поставлявшим департаменту медоборудование и медизделия (сумма контрактов за 2011–2016 годы – 7,1 млрд рублей). Собственники «Тагора» не раскрываются. ЗАО «Джи Эл Эн-Инвест» до присоединения принадлежало Леониду Шайману, Игорю Шилову и Чабу Бальеру Лайошу, которые считаются владельцами медицинского центра ЕМС – одной из крупнейших частных клиник России. Почты «Тагора» и «Агата», указанные в СПАРК, зарегистрированы на домене emcmos.ru, которым пользуется Европейский медицинский центр. Почта гендиректора «Тагора» зарегистрирована на домене tagor.msk.ru – по данным Ru-Center, его обслуживает администратор с почтой task@emcmos.ru. Телефон, по которому корреспондент Vademecum дозвонился до компании «Тагор», совпадает с номером благотворительного фонда «Пелагея», возглавляемого Игорем Шиловым из EMC.

Помимо вышеперечисленных компаний, полный тезка Сергея Чушкина из «ФК Продвижения» указан в качестве собственника АО «Лаваль», заключившего в 2012–2014 годах контракты с ДЗМ на 2,3 млрд рублей на покупку ультразвукового диагностического оборудования и создание единого радиологического сервиса. По данным сайта компании, она оказывала IT-услуги и медицинскому центру EMC. «Чушкин не владеет нашей компанией уже лет пять», – сообщил сотрудник, ответивший по телефону АО «Лаваль», указанному в СПАРКе.

Источник Vademecum

Добавить комментарий